17:16 

"Чёрты. Очертания пределов" (21 июля - 22 августа. Большое Винохранилище Винзавода)

Этим летом Москва превратилась в пограничную зону. На каждом шагу слышится окрик: «Стой! Кто идет?» Причина в том, что 1 июля на территории столицы стартовало II Московская Международная Биеналле Молодого Искусства «Стой! Кто идет?», объединившее под своими знаменами около 600-т художников более чем из 50-и стран. Угрожающее название-девиз выбрано не случайно, т.к. темой биеналле стали границы. Границы окружают нас повсюду. Они разделяют страны и материки, города опутаны границами дорог, и наше сознание постоянно прогибается под тяжестью моральных, нравственных, психологических и прочих норм-границ. Так ли страшен черт как его малюют? Можно ли обмануть угрюмого пограничника? Насколько строги воздвигнутые на каждом шагу границы? А может быть, их вовсе нет?! На эти и другие вопросы отвечали в рамках биеналле молодые художники.

Но время течет, 1 августа биеналле заканчивается, однако сине-желтый стяг «Стой! Кто идет?» продолжает гордо реять на территории Винзавода. Это екатеринбургская выставка «Чёрты. Очертания пределов», задержавшаяся с открытием из-за организационных, финансовых и прочих, не относящихся к искусству проблем, продолжает принимать посетителей. Честь фактического закрытия биеналле 22 августа так же выпало «Чёртам».

Чем же порадуют искушенный московский люд екатеринбургские художники? Во-первых, тем, что из 25 человек, участвующих в выставке, нет ни одного художника в обычном смысле этого слова. Да, они творят, но не красками на холстах, а всем что под руку попадется. Во-вторых, своими работами. В основном это инсталляции и перформансы (представленные в видеозаписях)

На входе нас встречает целая стая бродячих псов – это инсталляция творческой группы «Не с руки», напоминающая: «Собака – друг человека, а друзья нередко похожи». Посетителю предлагается поискать среди «братьев меньших» своего двойника или своих близких. Если не получится, советую присмотреться сразу к нескольким экспонатам. «Блохастые» в зале живут своей жизнью, не обращая внимания на двуногих гостей: вот, у стеночки расположилась влюбленная парочка, а вон, как на рынке, о чем-то спорят прожженные жизнью псы. Все как у людей. Тонка граница между человеком и собакой.

В глубине Винохранилища стоит офисный стол, около него две фигуры, поглощенные работой клерки. При более внимательном осмотре оказывается, что офисный планктон сконструирован Евгением Полушиным из вешалок и обтянут целлофаном. Жизнь не одного трудяги замкнута целлофановой оболочкой. Другая работа Евгения «Траектория птиц» - три прозрачных пластмассовых экрана, на которых он маркерами запечатлел людей, посетивших выставку, при этом рисовал он без остановки, не отрывая руки от «холста». Рисунок получился схематичным, угловатым, где-то напоминающим детские каляки, но труд художника достоин уважения.

В другом мрачном зале Евгения Михеева и Татьяна Комова на пьедестал выставили десяток красных бомб. Взрывчатка пугает, хочется все бросить и бежать без оглядки, но если пересилить инстинкт и притронуться к бомбе, на ощупь она окажется мягкой, приятной. А если толкнуть, то прозвучит знакомый с детства звон, которым протестовал падению ванька-встанька. Не от всего, что внешне опасно, нужно бежать. А может быть некоторым инстинктам все же стоит доверять, жизнь-то у нас неспокойная.

Многие экспонаты «Чёрт» интереснее рассматривать в паре, к примеру, перформансы «Пределы стремлений» Yozhi Yazooma`ы и Freiyaa`и и «Обратная сторона» Ziggi Канифольщика. В перформансе «Пределы стремлений» авторы, изображающие любящую пару, пытались добежать друг до друга с разных концов зала, чтобы слиться в поцелуе, но им не давали это сделать веревки, которыми авторы были опутаны. На видео иллюстрирующем перформанс видно, как они, не жалея себя, пытаются дотянуться друг до друга, но натяжение веревок (или это осуждение окружающих? или какие-то психологические преграды?) тянет героев назад. В «Обратной стороне» представлена другая пара: они близки, они разговаривают, но как? Авторы перформанса встали по разные стороны стены и начали писать все, что думают о своем партнере, позже герои меняются местами, видят написанное до них и, пылая гневом, отвечают. Лицом к лицу герои так и не встретились, оставаясь по разные стороны стены. Сколько семей из-за этого распалось?

О значении личного пространства говорит Дарья Захарова в своем перформансе «Пощечина». Несколько часов хрупкая девушка стояла в уголке, очерченном линией с надписью «Не переступай» Многие не поверили и, в соответствии с названием перформанса, получили пощечину. Некоторые границы все же стоит соблюдать. В другом экспонате, инсталляции «Коконы» Дарья дала возможность посетителям ощутить свое личное пространство, укутаться в его защитную оболочку. На обозрение представлено полдесятка бесформенных разноцветных коконов-оболочек, отдаленно смахивающих на вязанки сосисок, каждый экспонат можно примерить.

На небольшом возвышение установлен одинокий пьедестал, на котором лежат три морских камушка. Что за чушь? В чем смысл? Настя Лебедева в ходе перформанса «Теплообмена» согревала камушки в руках и передавала их людям вместе со своим теплом. Камни уже охладились, но кто знает, может быть они до сих пор хранят в себе тепло Насти.

В старинном, построенном в 1856 году, здании Винохранилища не может ни быть чего-нибудь страшного. Среди экспонатов «Чёрт» тоже есть парочка мрачных инсталляций. К примеру, есть «Черный-черный коридор», в который почти не проникает свет. На создания этого экспоната Наташу Фатих и Олю Зовскую сподвигла историческая справка: приговоренные к расстрелу должны были пройти подобный коридор, в конце которого их ждало исполнение приговора. Смогут ли посетители выставки пройти по стопам осужденных? Дойдут ли они до расстрельной стены? Не похожа ли наша жизнь на черный-черный коридор? Другой мрачный экспонат выставки, является ее сердцем, инсталляция так и называется «Сердце» Это комната, оборудованная Катериной Хамудисовой, в полумраке слышится стук чьего-то сердца. Может быть это материнская утроба?

Ближе всего к обыденному искусству подборки фотографий «Края» Ильи Макеранца и «Черты/Границы» Екатерины Казачинской. Фотографии Ильи Макеранцы разделены на половины, яростно контрастирующие друг с другом. К примеру на одной стороне фотографии изображен мегаполис, чистый, яркий, на другой дворник подметает улицу. Границы на лицо. Екатерина Казачинская в своей подборке «Черты/Границы» запечатлела границы, постоянно сопровождающие человека в городе: бордюры, стены, кирпичи, даже детскую площадку. Глубоко.. Может быть через чур.

Самый наукоёмкий экспонат «Чёрт» инсталляция творческого объединения «Куда бегут собаки» «Поля 2 / Кум / Карагез / Солярис» или просто «Глаз», представляет собой ферромагнитный каллоид (жидкий метал с магнитными свойствами), который под действием магнитных полей принимает формы двигающегося глаза. Как устроен экспонат, наверно, не знают сами авторы. «Глаз» от любопытных глаз защищен инсталляцией Ольги Лакининой и Кирилла Воронова «[Не]видимость». Это своеобразная граница, бельевые веревки, закрывающие все входы в зал, в котором расположен «Солярис». «[Не]видимость» - это иллюзорная граница, ведь с легкостью можно пройти сквозь инсталляцию, однако не каждому хватит смелости сделать первый шаг.

Выказать уважение гению Микеланджело решила Вероника Рудьева-Рязанцева своей инсталляцией «Без слов». Подобно зодчему Ренессанса Вероника украсила своды Винохранилища изображениями, правда ее «капеллы» - видео записи, но самого прекрасного, что есть на свете – детей. Младенцы взирают на посетителей с потолка Винохранилища под музыку Баха. Ни одну женщину подобная картина не оставит равнодушной. Но в зале с младенца расположен еще один экспонат случайно (или специально?) дополняющий инсталляцию Рудьевой-Рязанцевой, это перформанс Тимофея Радя и Ксении Телеповой «Горизонты времени». Перформанс представляет собой качели, на которых авторы пытались удержать наполняющиеся водой аквариумы. Человек, в конечном счете, либо ошибался, либо уставал и аквариум разбивался. Интересно посмотреть на подход к задаче авторов, мужчины и женщины. Кто дольше удержит? Кто как поступит после падения? Если присмотреться к залу в целом, в одной части младенц, чистоту и спокойствие, а в другой битое стекло, разруха, хаос, - вечный контраст.

Самые незаметные экспонаты «Чёрт»: перформанс «Лёд» и инсталляция «Камеры слежения» Сережи Клешнева. В перформансе автор-Кай на черте бытия (выделенной части пола) из ледяных букв составлял слова до тех пор, пока не растаяли последние льдинки. К сожалению из-за того, что запись с перформанса так и не попала на выставку, а следы от составленных слов давно высохли, многие посетители не замечают экспонат. Инсталляция «Камеры слежения» и спрятана и нет Сережей от зрителя: на территории Винохранилища то тут, то там установлены камеры слежения, зорко следящие за происходящим, но это и есть инсталляция. В основе «Камер слежения» лежит статистический факт: камера слежения, установленная на улице, снижает уровень преступности точно так же как и ее макет, но макет дешевле.

«Чёрты. Очертания пределов» балансирует на грани выставки современного искусства и парка атракционнов. Решать, что несет в себе творчество екатеринбургских художников: глубокий смысл или заряд позитива только вам.

 


URL
   

Дневник marcet

главная